КОГДА С ТОБОЙ МЫ ВСТРЕТИЛИСЬ? - Форум

Блат-проспект
Суббота, 10.12.2016, 11:46
Авторские права на все материалы, размещенные на форуме, принадлежат их владельцам. Все аудио- и видеоматериалы форума представлены исключительно в ознакомительных целях. За использование посетителями представленных материалов в иных целях Администрация форума никакой ответственности не несёт.

Друзья форума · Гостевая книга · Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Инструкции · Поиск · RSS
Страница 1 из 6123456»
Форум » ПУБЛИЦИСТИКА, ПЕРИОДИКА » Публикации, статьи, биографии исполнителей » КОГДА С ТОБОЙ МЫ ВСТРЕТИЛИСЬ?

КОГДА С ТОБОЙ МЫ ВСТРЕТИЛИСЬ?
rubas63Дата: Вторник, 13.01.2015, 20:55 | Сообщение # 1
Есаул
Группа: Пользователи
Сообщений: 352
Репутация: 915
Статус: Offline

ПРОЛОГ.

Бывает такое, что ты давно и сильно любишь какую-то песню, но до сих пор ничего о ней не знаешь?
Кто создал этот шедевр? Чем вдохновлялся? Какой путь преодолела песня перед тем, как попасть тебе прямо в сердце?


Сообщение отредактировал rubas63 - Среда, 14.01.2015, 08:17
 
rubas63Дата: Среда, 14.01.2015, 08:15 | Сообщение # 2
Есаул
Группа: Пользователи
Сообщений: 352
Репутация: 915
Статус: Offline
"ЧУЖАЯ МИЛАЯ"
ИСТОРИЯ СТАРОГО ШЛЯГЕРА

"- Здравствуй, чужая милая,
Та, что была моей.
Вечно тебя любил бы я,
До самых последних дней..."

Старшему поколению, да и просто любителям хорошей лирической песни, хорошо знакомы эти задушевные строки. Песня "Здравствуй, чужая милая" часто исполнялась в самых разных компаниях, во дворах под гитару, и была известна ещё в далёкие 50-е годы. Как вспоминал в одном из интервью музыкант Николай Резанов, долгие годы руководивший ленинградским ансамблем "Братья Жемчужные": "- Песня эта старая, известная ещё со времён "Сиреневого тумана..."(другой, не менее популярный "хит" 50-х). Долгое время "людская молва" причисляла "Чужую милую" к "народной", а позднее в 70-80е приписывала создание песни, то певцу Аркадию Звездину-Северному, "вдохнувшему" в конце 70-х новую жизнь в некогда популярный "шлягер", то московскому поэту и автору-исполнителю Феликсу Далладе, якобы написавшему эту композицию ещё в 1951 году (Ф.Даллада написал другую известную песню "Расцвела сирень в моём садочке"), а то ещё кому-то, вроде современного певца Александра Солодухи. Прекрасная лирическая песня целиком "ушла в народ", со временем видоизменялась мелодия, дописывались и переставлялись отдельные строчки. В плоть до начала 90-х, настоящие имена создателей произведения и её первого исполнителя, не были широко известны слушателям и только в 1992 году, когда "Чужая милая" обрела современное звучание в исполнении белорусско-украинского эстрадного певца Александра Солодухи, появились сведения о реальных авторах оригинальной песни.

"Завесу тайны" немного приоткрыл известный белорусский композитор Эдуард Семенович Ханок, автор более десятка популярных эстрадных хитов последних десятилетий ("Потолок ледяной, дверь скрипучая", "А я говорю весна, говорю", "Журавлик", "Малиновка" и др.), сотрудничавший с М.Пахоменко, И.Кобзоном, А.Пугачёвой и другими популярными исполнителями. В начале 70-х годов Э.С.Ханок написал свою музыкальную версию на известный текст песни "Здравствуй, чужая милая".
Вот что он рассказал в интервью "Белорусской деловой газете"(авт.С.Шапран,1999г.):
"- История этой песни на самом деле начинается еще в 50-х годах. Первым исполнителем песни был знаменитый эстрадный певец Николай Щукин, а её первый вариант с другой мелодией, на стихи киевского поэта Леонида Татаренко, написал украинский композитор Анатолий Горчинский. Почти тридцать лет назад, я сделал свою версию и предложил ее Валерию Ободзинскому, но что-то у него тогда не получилось. Позднее в 1992-м году я совершенно случайно показал ее Александру Солодухе, и песня сработала.
Однажды на какой-то "тусовке" один человек предложил мне: - Хочешь я сделаю тебе "неприятное"? Познакомься: это автор песни "Здравствуй, чужая милая"! И Анатолий Горчинский устроил мне в буквальном смысле разнос! Но дело в том, что он так и не понял одной очевидной вещи: композитор имеет право сочинить музыку на любой текст. Я, например, могу написать новый "Гимн Советского Союза", "Подмосковные вечера" или "Пусть всегда будет солнце". Другой вопрос: нужно ли это? Я ведь буду выглядеть просто смешно! А поскольку старая версия песни "Здравствуй, чужая милая" сумасшедшей популярности не имела, я, ничем не рискуя, сочинил новый вариант. Так что Аркадий Северный, при все моем огромном к нему уважении, никакого отношения к этой песне не имел".

Биографическая справка:
Анатолий Аркадьевич Горчинский - Народный артист республики Украина, композитор, автор и исполнитель собственных песен, театральный режиссёр. Родился 22 июля 1924 года в г.Фастов, Киевской области. Окончил музыкальное училище в Киеве, а в 1956 году – режиссерский факультет Киевского театрального института, где учился на курсе у знаменитого украинского режиссера и актёра Марьяна Крушельницкого. В молодые годы стал лауреатом многих песенных фестивалей. В 1951 году вышла его первая пластинка, в которую вошли ставшие популярными песни "Чужая милая", "Я не третий, я не лишний", "Киев вечерний". За свою длинную и насыщенную жизнь Анатолий Аркадьевич работал режиссером в Киевском Театре Оперетты, а так же главным режиссером в драматических театрах Львова, Хмельницкого, Луцка, Ровно и Тернополя. Поставил 108 спектаклей (43 спектакля на собственную музыку). В его труппе, в начале-середине 60-х, начинали свою творческую карьеру такие известные актёры как Богдан Ступка и Роман Виктюк. В творческом арсенале Анатолия Горчинского около 350 песен и инструментальных произведений. Среди них ставшие известными шлягерами: "Красная роза", "Розы на перроне", "Росте черешня в мами на городi ", "Поетова коханка", "Приезджайте частiше додому", "Не моя вина", "Ах, ландыши", "Тернопольский вальс" и др. Писал стихи сам, а также сотрудничал с известными украинскими поэтами-песенниками Леонидом Татаренко, Михаилом Луковым, Олегом Богачуком и многими другими. Один из первых советских авторов-исполнителей, вопреки запрету начавший писать и исполнять песни на родном украинском языке. Песни написанные Горчинским пели, как певцы прошлых лет, так и современные украинские исполнители: Н.Щукин, И.Попович, Т.Русова, А.Вербицкая, Ю.Пашковская, С.Палидович и др. В 1994 году, Анатолию Горчинскому присвоили звание Народного артиста Украины. А в августе 2004 года, на 80-летний юбилей композитора, президент Украины Л.Кучма подписал Указ о награждении Анатолия Горчинского орденом "За Заслуги" III степени, за его весомый личный вклад в развитие украинского музыкального искусства и многолетнюю плодотворную творческую деятельность.

Имя Народного артиста Украины Анатолия Горчинского знает, наверное, каждый украинец. В 2004 году Анатолию Горчинскому исполнилось 80 лет. Не смотря на довольно преклонный возраст, Анатолий Аркадьевич до сих пор работает в драм-театре г. Тернополя. Часто участвует в качестве почётного гостя в работе многих украинских фестивалей культуры. Выступает по телевидению. Его песни звучат в эфире республиканских радио-станций. Как творческий человек, Анатолий Горчинский в своих песнях касается разных аспектов человеческой жизни: любовь к женщине, к родителям, философские раздумья о быстротечности жизни. В 1996 году А.Горчинский записал МС-альбом песен "Червона троянда", а 2002 году украинской муз. студией "GroLis" был выпущен компакт-диск композитора с альбомом "Найкраще", с лучшими песнями в исполнении автора. В альбом вошли песни в современном оркестровом звучании, написанные Горчинским в разные годы и объединённые одним жанром, который можно назвать лирическим шансоном, хотя сам композитор не причисляет себя ни к бардовскому, ни к "уличному" жанру, а скорее к "старой" западно-украинской городской песенной культуре.

Первый вариант песни "Здравствуй, чужая милая", на стихи украинского поэта-песенника Леонида Татаренко (известный поэт 50-60х годов, песни на его стихи исполняли Георг Отс, Николай Щукин и др.), композитор Анатолий Горчинский сочинил ещё в самом начале 50-х и записал её на пластинку, а позднее предложил песню для исполнения талантливому эстрадному певцу Николаю Николаевичу Щукину, в то время решившему обосноваться в Киеве и ставшему солистом Укр-концерта. По воспоминаниям очевидцев, впервые на широкой публике песня в исполнении Н.Щукина прозвучала в 1959 году, на одном из концертов в г.Львове. Рассказывают, что зрители просили его исполнить "Чужую милую" четыре раза "на бис".
Николай Щукин, один из кумиров советской эстрады 50-60-х годов, был известен всей стране. Это был блестящий исполнитель отечественных и зарубежных песен, певец с удивительным тембром голоса. Артистическую деятельность начинал в периферийных филармониях. Широкий успех пришел к артисту в середине 50-х. На советской эстраде после десятилетий запретов вновь зазвучали иностранные песни. Самым первым и наиболее популярным шлягером Николая Щукина стала песня - "Вернись", разошедшаяся на пластинках гигантскими тиражами. Это русский вариант известной латиноамериканской песни "Perfidia" ("Коварство"). По воспоминаниям очевидцев, он пел шлягеры так, как никто в мире их не пел. Когда Щукин, прикрыв глаза, призывно протягивал руки и слегка грассируя выводил: "Вернись, тебя любовь зовет, вернись! Одно твое лишь слово, вернет нам снова покой и жизнь...", никто не замечал банальности этих слов, а слышали только биение человеческого сердца, усиленное микрофоном. Впрочем, восторженные студенточки и зрелые дамы в крошечных шляпках-"менингитках" просто млели от восторга безо всяких рассуждений. Иногда Николай Щукин выходил на сцену в шикарном смокинге, одевался и выглядел он всегда классно, с бриолином, по тем временам это было чрезвычайно модно, а сзади сидел ансамбль украинских бандуристов(!) и пел "Мы пiдем дэ травы пахили". Это было высококлассное исполнение. Блестящий, эффектный, подтянутый, "рафинированный", "салонный и про-западный", как называли его шибко ретивые чиновники из Министерства культуры, певец Николай Николаевич Щукин во время войны служил в разведке, был тяжело ранен, ему ампутировали ногу. И как нелегко ему было стоять перед микрофоном на протезе по два-три часа, сверкая "голливудской" улыбкой, знали немногие. Публика ничего не замечала. Это был настоящий артист! Недаром некоторые считают его великим.

Биографическая справка:
Николай Николаевич Щукин родился 15 июня 1924 г. в Армавире. Воспитывался в детском доме. В 1939 г. - трубач кавалерийского полка. Был тяжело ранен на войне. В 1945 году Николай поступил в Московскую консерваторию, но понял, что оперный певец из него не получится и через год ушёл на эстраду. Работал в разных филармониях, летних парках, кинотеатрах и ресторанах. В начале 50-х Н.Щукин, под сценическим псевдонимом "Ника Стефан" выступал с популярным на Северном Кавказе джаз-биг-бэндом п/у И.Стельмана. С 1959 года - солист Укрконцерта. Выступал в Киеве со знаменитым эстрадно-джазовым оркестром п/у В.Людвиковского (оркестр созданный Леонидом Утёсовым). С 1969 года, Николай Щукин - солист Москонцерта. В Москве работал с известным оркестром Гостелерадио п/у Г.Гараняна, с эстрадным ансамблем "Кругозор" п/у В.Купревича и др. коллективами. Записывался на пластинки. До 1970-го года в основном исполнял сезонные шлягеры и лирические песни. В составе групп советских артистов гастролировал за рубежом. В последние годы жизни певец с успехом выступал в концертах с репертуаром военных лет, в которых нашла отражение его собственная биография. Участвовал в телепередачах, посвященных ветеранам войны. С 1984 года - Заслуженный артист РСФСР, позднее получил звание Народного артиста СССР. Ушёл из жизни 25 июля 1999 года.

Но вернемся к песне. Как уже упоминалось, затем спустя десять лет, в начале 70-х годов белорусский композитор Э.С.Ханок сочинил свой, интерпретированный (обработанный) вариант мелодии, на понравившийся текст "Здравствуй, чужая милая" киевского поэта Л.Татаренко и предложил готовую песню другому украинскому певцу Валерию Ободзинскому, но песня тогда так и не прозвучала. В последующие годы, обе композиции (Горчинского и Ханка) кочевали по репертуарам самых разных исполнителей. В 1977-ом, один из вариантов песни(композитора А.Горчинского), исполнил ленинградский певец Аркадий Северный, придав подзабытой композиции "новое дыхание". В 80-е, "Чужую милую" начали исполнять известные певцы-эмигранты Алик Фарбер(Ошмянский), Борис Давидян(Бока), Анатолий Могилевский и другие. А в марте 1992 года, переработанная композитором Э.С.Ханком песня, была исполнена молодым певцом Александром Солодухой и наконец, благодаря телевидению и радио получила широкую известность на всём постсоветском пространстве, отмеченная многочисленными фестивальными премиями и наградами украинских "Песен года". Примечателен тот факт, что исполнитель А.Солодуха для "раскрутки" своей "новой" песни, вольно или невольно, использовал старую романтическую "легенду" об Аркадии Северном, "рассказывавшую", что песню "Здравствуй, чужая милая" Северный "написал" сам и посвятил своей бывшей семье, жене и дочери (в последующие годы друзья певца опровергли эту версию). Солодуха удачно использовал сюжетную канву и грустную "легенду", в рамках современного "шоу-биза" переиначив их в 90-е годы на свой лад. Теперь сентиментальные слушательницы считали, что Александр Солодуха поёт о своей родной дочери, с которой "не виделся" много-много лет, а в конце выступления к нему из зала периодически ещё и выводили ту самую "дочку"...

Многие современные слушатели восприняли старую, написанную давным-давно композицию "Здравствуй, чужая милая", возрожденной и получившей новое звучание, именно благодаря обработке белорусского маэстро Э.С.Ханка. В 1994 году, на Первом национальном канале киевского радио(Украина), в эфире впервые прозвучали оба варианта этой песни, созданные Анатолием Горчинским и Эдуардом Ханком. Радиослушатели дозванивались в студию, и голосовали за понравившийся. "О вкусах не спорят", современный вариант композиции разумеется победил.

Ныне "Чужая милая" прочно вошла в список лучших "хитов" 90-х годов и входит в репертуар самых разных исполнителей, работающих в разных музыкальных жанрах и направлениях. Например, в 1997 году, на традиционном рок-фестивале "Рок-коронация 96" в Минске, популярная белорусская рок-группа "Нейро Дюбель" получила специальный приз за лучший римейк песни "Здравствуй, чужая милая" (вариант композитора Э.Ханка) исполненный в стиле "хард-кор". А в 2004 году и Александр Солодуха снова обратился к популярному произведению и вместе с белорусским композитором-аранжировщиком Максом Алейниковым сделал новую, более современную инструментальную версию песни, которая вновь стала лауреатом "Песни года Украины - 2004".

P.S.:
Композитор, режиссёр и исполнитель песен, Народный артист Украины - Анатолий Аркадьевич Горчинский скончался 6 января 2007 года. Похоронен на кладбище села Подогородное, близ г.Тернополь (Украина).

© автор: Г. Зиновьев, 2005 г.
Специально для сайта "Северная Энциклопедия"

* * * *
ЧУЖАЯ МИЛАЯ
(оригинальный текст Л.Татаренко, конец 40-х - начало 50-х годов)

Здравствуй, чужая милая,
Та, что была моей.
Вечно тебя любил бы я,
До самых последних дней.

Прошлое не воротится,
И не поможет слеза.
Как целовать мне хочется
Только твои глаза.

Много бродил по свету я,
Много прошел дорог.
Только тебя, любимая,
В сердце сберечь не смог.

Прошлое не воротится,
И не поможет слеза.
Как целовать мне хочется
Только твои глаза!

Если б, всю жизнь немалую
Снова пройти я смог,
Я бы тебя, любимая,
В сердце навек сберег.

Прошлое не воротится,
И не поможет слеза,
Как целовать мне хочется
Дочки твоей глаза!

ЗДРАВСТВУЙ, ЧУЖАЯ МИЛАЯ
(вариант исполненный Аркадием Северным, 1977 г.)

Здравствуй, чужая милая,
Радость мечты моей.
Как же тебя любил бы я,
До самых последних дней.

Прошлое не воротится,
И не поможет слеза,
Как целовать мне хочется,
Дочки твоей глаза.

Как же, не смогли мы,
Сохранить с тобою,
Тонкими кистями,
Что зовут любовью.

В нашей дружбе осень,
Больно отзовётся,
Над моей весною,
Пожалеть придётся.

Годы бегут, как месяцы,
И выбегает слеза.
Верю, в глубокой старости,
Вспомнишь ты про меня.

Да, где ж ты, чужая милая,
Та, что была моей.
Как бы тебя любил бы я,
До самых последних дней.

Прошлое не воротится,
И не поможет слеза,
Как целовать мне хочется,
Дочки твоей глаза...

ЗДРАВСТВУЙ, ЧУЖАЯ МИЛАЯ
(вариант)

Здравствуй, чужая милая,
Та, что была моей.
Как же мне не любить тебя
До самых последних дней?

Жалко, что не смогли мы,
Не сберегли с тобой
Все, что зовут любовью,
Что стоит нам жизни той.

Прошлое не воротится.
И не поможет слеза.
Поцеловать мне хочется
Дочки твоей глаза.

Здравствуй, чужая милая,
Радость мечты моей.
Мне же не разлюбить тебя
До самых последних дней.

Болью ведь отзовется
Осень нам дружбы той.
Может, о ней придется
Нам пожалеть весной?

Прошлое не воротится.
И не поможет слеза.
Поцеловать мне хочется
Дочки твоей глаза.


Сообщение отредактировал rubas63 - Среда, 14.01.2015, 08:17
 
rubas63Дата: Среда, 14.01.2015, 08:30 | Сообщение # 3
Есаул
Группа: Пользователи
Сообщений: 352
Репутация: 915
Статус: Offline
ЖИЛИ-БЫЛИ ДВА ГРОМИЛЫ.

Две версии некогда весьма популярной блатной песни про двух громил со Пскова. Песенка незамысловата по содержанию, зато весьма по исполнению. Конкретно по такому припеву — гоп-дери-бери-бумбия. Эксперты блатного фольклора относят песню к классике жанра. Значит, надо ознакомиться с ней подробнее. Хотя, что скрывать, на ум не приходит больше никакого другого блатного произведения, где бы главные герои, преступнички, были представлены такими дебилами и вообще малосимпатичными персонажами...

ВАЖНЕЙШЕЕ ИЗ ИСКУССТВ

Почему песня с таким незамысловатым сюжетом и словами приобрела в свое время бешеную популярность? Благодаря важнейшему из искусств — кино.

Первый советский звуковой фильм «Путевка в жизнь» был посвящен перевоспитанию чекистами беспризорников. «Перековка» осуществлялась в специальных колониях, которые сейчас назвали бы воспитательными. И вот в фильме популярнейший актер того времени Михаил Жаров (он играл роль уголовника Жигана) поет песню про двух псковских громил. В этом же фильме прозвучала и другая знаковая песня -«Не люби вора» (другое название- «Щи горячие»). Исследователи полагают, что эти песни, использованные в кино, — подлинные блатные.

Однако первое письменное упоминание песни «Нас со Пскова два громилы» относится к 1 933 году (у Дмитрия Лихачева). А фильм «Путевка в жизнь» вышел раньше (1931 г.). И все же фольклористы относят самый первый вариант песни к середине 1920-х.

Существует и вторая версия песни — переделка примерно 1940-50 гг. Называется она «Жили-были два громилы». В частности, присказка «дзынь-дзынь-дзынь», «дралаху-дралая» и т.д. скорее всего является «авторским изобретением» одесских блатарей в отличие от классического «гоп-дери-бери-бумбия». Наиболее известно исполнение этой песни Аркадием Северным. Кроме того, пел осовремененный вариант «Громил» и Юрий Визбор.

СТИЛИЗАТОР ВЫСОЦКИЙ

Нашему корреспонденту на просторах Интернета удалось найти еще сразу целых шесть вариантов «Громил»! Но они весьма похожи на оригинал, так что мы приводим здесь лишь два варианта знаменитой песни. Что касается автора, то он неизвестен. Хотя есть предположение, что он все же из Одессы. С другой стороны, по стилистике и некой грубоватости песня не очень похожа на типичные одесские. Не хватает некоего одесского цимеса, что ли, колорита. Зато почему-то на эту песню как на ориентир смотрели многие барды. И не только Юрий Визбор, но и сам Владимир Высоцкий.

Вот строчки в черновике песни Высоцкого «Про двух громилов, братьев Прова и Николая»: «Мы живем в большом селе Большие Вилы, Нас два брата, два громилы. Я ошибочно срубил дубову рощу, Брату это даже проще». А рассматриваемая нами песня начинается так: «Нас со Пскова два громилы, Один я, другой — Гаврила». Весьма похоже, не правда ли? Эту похожесть подметили и писатели И. Ефимов и К. Клинков, авторы книги «В. Высоцкий и блатная песня».

ВО ВТОРОМ ВАРИАНТЕ «СИМПАТЯГ» ОПРАВДАЛИ!

Что касается текста песни, ее истории, то она проста, как пять копеек. Двое недалеких громил «со Пскова» ведут очень примитивную животную жизнь: «...баб барапи, водку жрали...». Преступный промысел у них тоже не блещет фантазией: Гаврила бьет в рыло, а другой в это время по карманам потерпевших шарится. Ну а потом — кутить! Само собой, повязали их «лягаши».

А «прокурор на морду — чистый вор!» Да еще, как назло, судья попался строгий, вот же гад! И намотали громилам срок. Так заканчивается канонический вариант песни.

А вот уже в более поздней песне «Жили-были два громилы» защитничек назвал разбойников «ребятами-симпатягами». И их оправдали. Красота!

«Нас со Пскова два громилы»
Нас со Пскова два громилы, гоп-дери-бери-бумбия.
Один я, другой — Гаврила, гоп-дери-бери-бумбия,
Жили-были, поживали, гоп-дери-бери-бумбия.
Баб барали, водку жрали, гоп-дери-бери-бумбия!
Раз заходим в ресторан, гоп-дери-бери-бумбия,
Гаврила — в рыло, я- в карман, гоп-дери-бери-бумбия,
Баки рыжие срубили, гоп-дери-бери-бумбия,,
А потом на них кутили, гоп-дери-бери-бумбия!
Но недолго мы гуляли, гоп-дери-бери-бумбия,
Лягаши нас повязали, гоп-дери-бери-бумбия.
Хулиганку быстро шьют, гоп-дери-бери-бумбия,
И ведут в народный суд, гоп-дери-бери-бумбия!
Нам судья попался строгий, гоп-дери-бери-бумбия,
Мы ему с Гаврилой — в ноги, гоп-дери-бери-бумбия,
Нас подняли чин по чину, гоп-дери-бери-бумбия.
Дали в рыло, дали в спину, гоп-дери-бери-бумбия!
А налево — прокурор, гоп-дери-бери-бумбия.
Он на морду — чистый вор, гоп-дери-бери-бумбия.
Он ведет такую речь, гоп-дери-бери-бумбия,
«Лет на десять их упечь!», гоп-дери-бери-бумбия!
Вот защитничек встает, гоп-дери-бери-бумбия,
И такую речь ведет, гоп-дери-бери-бумбия,
«Чтоб на душу грех не брать, гоп-дери-бери-бумбия,
Я прошу их оправдать», гоп-дери-бери-бумбия!
Но не тут-то, братцы, было, гоп-дери-бери-бумбия,
Намотали нам с Гаврилой, гоп-дери-бери-бумбия,
Не ходить нам в ресторан, гоп-дери-бери-бумбия,
Не шмонать чужой карман, гоп-дери-бери-бумбия!

«Жили-были два громилы»
Жили-были два громилы, дзынь-дзынь-дзынь,
Один я, другой — Гаврила, дзынь-дзынь-дзынь,
А если нравимся мы вам, дралаху-дралая,
Приходите в гости к нам — дзынь-дзара!
Мы вам фокусы устроим, дзынь-дзынь-дзынь,
Без ключа замок откроем, дзынь-дзынь-дзынь,
Хавиру начисто возьмем, дралаху-дралая,
А потом на ней кирнем — дзынь-дзара!
Не успели мы кирнуть, дзынь-дзынь-дзынь,
А лягавый тут как тут, дзынь-дзынь-дзынь.
Забирают в ГПУ, дралаху-дралая,
А потом ведут в тюрьму — дзынь-дара!
Девять месяцев проходит, дзынь-дзынь-дзынь.
Следствие к концу подходит, дзынь-дзынь-дзынь,
Собираются судить, дралаху-драя,
Лет на десять посадить — дзынь-дзара!
Вот заходим в светлый зал, дзынь-дзынь-дзынь,
Судьи все давно уж там, дзынь-дзынь-дзынь,
Выступает прокурор, дралаху-дралая,
Он на морду — чистый вор — дзынь-дзара!
Сидит справа заседатель, дзынь-дзынь-дзынь,
Наш с Гаврилою приятель, дзынь-дзынь-дзынь,
А налево заседатель, дралаху-дралая.
Он карманов выгребатель — дзынь-дзара!
Впереди сидит судья, дзынь-дзынь-дзынь,
Рылом — чистая свинья, дзынь-дзынь-дзынь,
А когда мы дали в лапу, дралаху-дралая,
Стал для нас он родным папой — дзынь-дзара!
Тут защитничек встает, дзынь-дзынь-дзынь,
И такую речь ведет, дзынь-дзынь-дзынь,
«Греха на душу не брать, дралаху-дралая,
Я прошу их оправдать — дзынь-дзара!
Они парни-симпатяги, дралаху-дралая,
И на морду работяги — дзынь-дзара!»
Не проходит тут и час, дзынь-дзынь-дзынь,
Оправдали судьи нас, дзынь-дзынь-дзынь,
Ксивы на руки вручают, дралаху-дралая,
И на волю отпускают — дзынь-дзара!


Сообщение отредактировал rubas63 - Среда, 14.01.2015, 08:50
 
rubas63Дата: Среда, 14.01.2015, 09:08 | Сообщение # 4
Есаул
Группа: Пользователи
Сообщений: 352
Репутация: 915
Статус: Offline
ДЕВУШКА ИЗ НАГАСАКИ.
Невинное стихотворение превращается…

Часто блатные и дворовые песни не имеют авторов. Но у песни “Девушка из Нагасаки” автор текста есть. Это одесская поэтесса и прозаик Вера Михайловна Инбер (урождённая Вера Моисеевна Шпенцер; 1890-1972). Кстати, она была двоюродной сестрой Льва Троцкого и лауреатом Сталинской премии второй степени (1946). А в молодости, как оказалось, “засветилась” в качестве автора популярной блатной песни.



Точнее, песня “Девушка из Нагасаки” была написана в 20-х годах прошлого века на основе стихов Веры Инбер, посвящённых некоему Александру Михайлову. И в оригинале он был юнгой. Но многочисленные правки текста превратили юнгу в сурового капитана и привнесли в стихи обилие ярких деталей. В результате незамысловатое романтическое творение Веры Инбер превратилось в настоящую мелодраму.

Вот первоначальный текст стихотворения В. Инбер. Народное творчество сделало из невинного девичьего стиха песню, исполнять которую не гнушались даже именитые певцы.

Вера Инбер — Девушка из Нагасаки

Он юнга, родина его — Марсель,
Он обожает ссоры, брань и драки,
Он курит трубку, пьет крепчайший эль
И любит девушку из Нагасаки.

У ней такая маленькая грудь,
На ней татуированные знаки…
Но вот уходит юнга в дальний путь,
Расставшись с девушкой из Нагасаки…

Приехал он. Спешит, едва дыша,
И узнаёт, что господин во фраке
Однажды вечером, наевшись гашиша,
Зарезал девушку из Нагасаки.

А был ли мальчик?

Что касается автора музыки песни “Девушка из Нагасаки”, то в интернете можно найти несколько версий.…



У ней следы проказы на руках, у ней татуированные знаки…

Зачастую авторство приписывают Полю Марселю (настоящее имя — Павел Александрович Русаков; 1908-1973). Однако эта версия ошибочна. Есть документальное подтверждение тому, что “Девушку из Нагасаки” пели на открытии подвала актёров “Красный кабачок” в Харькове 3 ноября 1918 года. А стихотворение Веры Инбер, приведённое мною выше, было опубликовано в сборнике стихов “Бренные слова”, изданном автором в 1922 году в Одессе. Едва ли малолетний сын ростовских евреев-эмигрантов, проживавших в 1905-1918 годах в Марселе, был в то время знаком с творчеством советской поэтессы.

Встречала я и мнения, что музыку к песне “Девушка из Нагасаки” написал Александр Вертинский. Есть упоминания, что артист исполнял эту песню во время пребывания в Китае. Но китайская эмиграция Вертинского длилась с 1935 по 1943 годы. А песня “Девушка из Нагасаки”, как мы уже выяснили, стала популярной гораздо раньше. Так что Александр Вертинский вряд ли мог быть автором песни. По крайней мере, подтверждений этому нет. Даже записей этой песни в его исполнении не сохранилось.



У ней такая маленькая грудь, а губы, губы алые, как маки.

И уж совсем нелепа иногда встречающаяся версия о том, что автором музыки песни “Девушка из Нагасаки” является Джемма Халид, в чьём исполнении песня довольно популярна. Джемма Иосифовна Халид родилась в 1962 году и никоим образом не могла оказать влияние на рождение этой трогательной песни.

Поэтому на данный момент можно смело утверждать, что автор музыки песни “Девушка из Нагасаки” неизвестен.

Новый всплеск популярности

Надо отметить, что песня про любовь капитана к японской девушке, весьма популярная в 20-30 годах, на какое-то время была забыта и о ней вспомнили лишь в 50-60-х годах прошлого века.

С тех пор песню “Девушка из Нагасаки” исполняли известные и не очень певцы: Вадим Козин, Владимир Высоцкий, барды 60-х, Кира Смирнова, Джема Халид, Аркадий Северный, Александр Ф. Скляр, Александр Малинин, группа “Пуля” и многие другие. В интернете можно найти сборник “Антология одной песни — Девушка из Нагасаки”, где песня представлена в 30 вариантах исполнения.

Песня “Девушка из Нагасаки” была спета несколькими десятками исполнителей

Хэппи-энд … Неожиданно

Сейчас песня про японскую девушку не особо популярна, молодое поколение её не знает, а старшее поёт лишь изредка. В 2012 году Валериан Проскуряков решил возродить подзабытую песню и написал сиквел, то есть её продолжение. Теперь история про марсельского капитана и его возлюбленную заканчивается вполне счастливо:

Промчались годы, седым стал капитан.
С командой снова прибыл в Нагасаки.
И, оказавшись в старом кабаке,
Увидел он свою любовь и те же знаки…

Новый вариант песни с хэппи-эндом исполнила певица Сабина. На песню было сделано два клипа, в которых используются фрагменты популярных фильмов на морскую и восточно-азиатскую тематику. Особенно хорошо новый текст подошёл к сюжету фильма “Васаби” с Жаном Рено.
 
rubas63Дата: Среда, 14.01.2015, 16:21 | Сообщение # 5
Есаул
Группа: Пользователи
Сообщений: 352
Репутация: 915
Статус: Offline
КИРПИЧИКИ.

Кирпичики — одна из самых известных русских «дворовых» песен, классический городской романс начала XX века. Послужила своеобразным «шаблоном» для множества городских баллад. Как указывает С. Ю. Неклюдов, «по количеству подражаний, перепевов и переделок она не знает себе равных в советском городском фольклоре».

История создания песни

Наиболее вероятной считается версия, согласно которой песня возникла в связи с постановкой в театре Мейерхольда спектакля «Лес» по пьесе А. Н. Островского (премьера . 19 января 1924 г.). В этой постановке сцена любовного свидания Петра и Аксюши сопровождалась мелодией вальса «Две собачки» композитора С. Бейлинзона (по другим источникам, С. Бейлезона), написанной ранее (Шафер пишет, что вальс дореволюционный), но не так известной. Мелодия стала так популярна, что поэт П. Д. Герман сочинил на неё «Песню о кирпичном заводе» (часто называвшуюся впоследствии «Кирпичный завод» или просто «Кирпичики»). Есть воспоминания, что слова были написаны очень быстро, практически экспромтом.

По другой версии песня была сочинена в 1923 г. для театра варьете «Павлиний хвост».

Все версии сходятся на авторстве стихов П. Германа, композитором же называют В. Я. Кручинина (аранжировавшего мелодию Бейлинзона), а также Б. А. Прозоровского, вероятно, тоже одного из аранжировщиков. Нотное издание 1924 года вышло под именем Прозоровского, оригинальная мелодия вальса при этом была издана в 1925 году под именем своего подлинного автора Бейлезона.

В большинстве современных сборников указываются Бейлинзон и Кручинин в качестве авторов музыки и Герман как автор слов.

Оригинальный текст.

На окраине где-то города
Я в убогой семье родилась,
Горе мыкая, лет пятнадцати
На кирпичный завод нанялась.

Было трудно мне время первое,
Но потом, проработавши год,
За веселый гул, за кирпичики
Полюбила я этот завод.

На заводе том Сеньку встретила,
Лишь, бывало, заслышу гудок,
Руки вымою и бегу к нему
В мастерскую, набросив платок.

Каждую ноченьку с ним встречалися,
Где кирпич образует проход…
Вот за Сеньку-то, за кирпичики
Полюбила я этот завод.

Но, как водится, безработица
По заводу ударила вдруг,
Сенька вылетел, а за ним и я,
И еще двести семьдесят штук.

Тут война пошла буржуазная,
Огрубел, обозлился народ,
И по винтику, по кирпичику
Растаскал опустевший завод.

После Смольного, счастья вольного,
Развернулась рабочая грудь,
Порешили мы вместе с Сенькою
На знакомый завод заглянуть.

Там нашла я вновь счастье старое,
На ремонт поистративши год,
И по винтику, по кирпичику
Возродили мы с Сенькой завод.

Запыхтел завод, загудел гудок,
Как бывало, по-прежнему он.
Стал директором, управляющим
На заводе товарищ Семен.

Так любовь моя и семья моя
Укрепилась от всяких невзгод…
За веселый гул, за кирпичики
Полюбила я этот завод.

Исполнение песни

В середине 20-х годов «Кирпичики» стремительно набирают популярность. Песня расходится в виде пластинок (указывается как «русская народная песня»), нотных изданий (тираж в «Музгизе» около миллиона экземпляров), входит в песенники с 1927 года. Одна из распространённых сохранившихся записей — в исполнении Юрия Морфесси (при этом текст Германа уже сильно переработан: сокращён, место действия перенесено в Одессу, а песня поётся от мужского лица). Песня известна также в исполнении Аркадия Северного и других исполнителей шансона и городского романса. «Кирпичики» и ряд вариаций этой песни в 90-е годы вошли в проект Эдуарда Успенского и Элеоноры Филиной «В нашу гавань заходили корабли». В 1995 году «Кирпичики» в исполнении А. Корчевского вошли в состав грампластинки «Кирпичики. Антология городской русской песни за 100 лет (1850-е — 1950-е)», составленной известным коллекционером Наумом Шафером.

Варианты, перетекстовки, переделки.

Практически сразу песня приобрела исключительную популярность, исполнялась с эстрады, в клубах, кабаках. Тогда же пошла волна фольклорной переработки текста песни. Исследователи записали более полусотни вариантов текста «Кирпичиков» и песен на их основе.

Первый «пласт» вариантов песни сюжетно приближен к оригиналу Германа. Текст «Кирпичиков» перерабатывается по законам «жестокого романса», производственная тематика уступает любовной линии, добавляется характерный трагический конец, связанный с гибелью героини или героя.
Одна из многих переделок по мнению многих посвящена шестидневной войне 1967 года. Это не так. Песню я слышал еще в 1960 году, поэтому песня относится к войне 1949 года.

Примеры фольклорных вариантов песни, относительно приближенных к оригиналу.

Один из вариантов исходного текста

На окраине возле города

Я в рабочей семье родилась,
Горемычная, лет семнадцати
На кирпичный завод нанялась.

Отец с матерью жили весело,
Но изменчива злая судьба —
На заводе том Сеньку встретила,
Где кирпичная в небо труба.

На заводе том Сеньку встретила —
Развеселым он мальчиком был,
И сама тогда не заметила,
Как он тоже меня полюбил.

Но, как водится, безработица
Налетела, проклятая, вдруг.
Сенька вылетел, а за ним и я,
И еще двести семьдесят штук.

Началась война буржуазная,
Озлобился рабочий народ,
И по винтикам, по кирпичикам
Растащили кирпичный завод.

Сенька кровь свою проливал в бою —
За Россию он жизню отдал,
И несчастную всю судьбу свою
Он, как жженый кирпич, поломал

Вариант с пластинки Юрия Морфесси.

На окраине Одессы-города

Я в убогой семье родился,
Горе мыкая, лет пятнадцати
На кирпичный завод нанялся.

Было трудно мне время первое,
Но зато, проработавши год,
За веселый гул, за кирпичики
Полюбил я кирпичный завод.

На заводе том кралю встретил я,
Лишь, бывало, заслышу гудок,
Руки вымою и лечу я к ней
В мастерскую, в условный куток.

Каждую ноченьку мы встречалися,
Где кирпич образует проход…
Вот за кралю ту, за кирпичики
Полюбил я кирпичный завод.

«Тюремный» вариант

На окраине града Ленина

Я в преступной среде развился,
Еще мальчиком лет шестнадцати
В исправительный дом забрался.

Было трудно нам время первое,
Но потом, проработавши год,
Я привык к нему, как и он ко мне,
Позабыл остальной весь народ.

В исправительном с трудом встретился;
Задрожит лишь, бывало, звонок,
Лицо вымою и бегу скорей,
В мастерскую несясь со всех ног.

Каждый день мы там все работали,
Где горны раздувают меха,
Вот за этой за работушкой
И проводим мы время пока.

Но, как водится, кодекс вводится,
По тюрьме вдруг прошла тут молва:
«Сокращенные сроки заводятся,
Загуляем на воле, братва!»

Так мечтаем мы и надеемся.
День за днем так идет и идет.
Новый кодекс пока там поспеется,
Не заметишь, как срок подойдет.

На свободе ж мы постараемся
Заниматься лишь честным трудом.
Что прошло в тюрьме, все останется
В нашей памяти будто бы сном.

«Пролетарочка»

Как на фабрике была парочка:

Он был, Сенька, рабочий простой,
А она была пролетарочка,
Всем известна своей красотой.

Вот она ему и понравилась,
Что не мог отвести с нее глаз,
И во сне она ему снилася,
Как увидел ее в первый раз.

— Пролетарочка, черноокая,
Ты весенний прекрасный цветок,
Ой, какая ты уж жестокая,
Подойди, поцелуй хоть разок!

А она ему так ответила:
— Ой, какой ты чудак, паренек!
Не такая я уж жестокая —
Подойди, поцелуй разок!

Я работаю за машиною…
И сказал: «Потерплю, потерплю!
Заработаю два с полтиною,
Пролетарке платочек куплю!»

Кажду ноченьку с ней встречалися
Там, в саду, где поет соловей,
Целовалися, миловалися,
Про любовь он шептал тихо ей.

Но недолго так продолжалося —
Знать, судьба ей такая была:
Молодая жизнь прекратилася,
Под машину попала она.

Тут пришел Семен и упал на грудь,
На измятый весенний цветок.
Целовал ее губки алые,
Целовал ее красный платок.

— Пролетарочка, черноокая,
Ты навеки закрыла глаза.
Ой, машинушка, ты жестокая,
Пролетарочку ты отняла!

Песня на производственный сюжет, при этом гротескно исполнявшаяся в варьете (По свидетельству Д. Золотницкого, «подпевали вальсирующие пары в бальной „прозодежде“, но в красных косынках и кепках») провоцировала на создание пародийных текстов, которые не замедлили появиться.

Пародийные и шуточные версии песни

Пародия 30-х годов.

На окраине где-то города

Там, где наша семейка жила,
Папа часто брил себе бороду,
А мамаша меня родила.

Было трудно ей время первое:
Как, бывало, начну я орать,
Руки вымоет и бежит ко мне
Поскорее пеленки менять.

Но вот стукнуло мне пятнадцать лет,
Поступил во вторую ступень,
Там я встретился с Муркой девкою
И влюбился в нее, как тюлень.

И как водится, стали ссориться,
И узнал я, к несчастию, вдруг,
Что у Мурки есть Ванька с Петькою
И еще двести семьдесят штук.

Заревел тут я, потемнел тут я.
И решился я стать палачом:
Свою милочку по затылочку
Шандарахнул слегка кирпичом.

Задрожала она, побелела вся
И на землю, не охнувши, бряк.
И от этого, от кирпичика
На затылке остался синяк.

Так добился я счастья прежнего,
На ремонт поистратив три дня.
Стала Мурочка тихой курочкой
И теперь только любит меня.

Так нашел я тут счастье новое,
Упрочивши его кирпичом.
И по винтику, по кирпичику
Счастье новое мы создаем.

«Червончики»

Был торговый трест показательный,

А в том тресте торговый отдел,
А в отделе стул основательный,
На котором директор сидел.

И в отделе том машинисточка
И сидит целый день без конца,
За полмесяца шесть червончиков
Получала девица тогда.

Причесав усы свои кисточки
И поправив свое галифе,
Наш директор раз машинисточке
Предложил прогуляться в кафе.

Глазки вспыхнули, как бутончики,
И подумала вмиг егоза:
У директора есть червончики,
У меня — голубые глаза.

Полюбил сильней машинисточку,
Каждый день он все больше худел,
Но ревизия любопытная
Заглянула в торговый отдел.

В кассе были лишь рублевочки
Да пятак почерневший один,
А червончики и пятерочки
Улетучились, словно бензин…

Ах вы, девочки, вы, бутончики,
Я к вам сердцем горячим лечу,
Я готов отдать вам червончики,
Но сидеть я за вас не хочу!

Вариант с нападением налётчиков

Эту песенку про кирпичики

В Ленинграде поет каждый дом.
В переулочке с милой дамочкой
Шел прилично одетый пижон.

А навстречу им в переулочке
Трое типов каких-то идут.
— Разрешите-ка папиросочку,
Не считайте, товарищ, за труд.

А на ней была шубка беличья,
Воротник на ней был из бобра,
А как вынул он портсигарчик-то —
В нем без малого фунт серебра.

У налетчиков глаза мутные.
Так они отдавали приказ:
— Вы присядьте-ка на кирпичики,
Расшнуруем ботиночки с вас.

Кавалер хотел воспротивиться,
Но с блатными шутить ведь нельзя.
И кирпичиком по затылочку —
Разлетится в куски голова.

Жалко, не было здесь фотографа,
А то б вышел прекрасный портрет
Дама в шапочке, без рубашечки,
А на нем и кальсончиков нет.

«Губки бантиком»

Ни кирпичики, ни червончики

Я в народе теперь не пою.
А спою я вам, как девчоночки
Иногда нас подводят вовсю.

Познакомился с черноглазою,
Это было весенней порой.
Щечки алые, губки бантиком,
И прилично одета собой.

Проводил ее до парадного,
Ее губки меня обожгли.
Шел обратно я той дороженькой,
По которой мы с миленькой шли.

Прихожу домой, раздеваюся,
Посмотрел на часы — ровно три.
Раздеваюся, а сам думаю:
«Вот девчоночка, черт побери!»

Так полгода прошло, выпал первый снег,
О знакомстве я стал забывать.
Не видал ее, не встречал ее,
Вдруг недавно встречаю опять.

Увидала меня, изменилася,
Вдруг вплотную ко мне подошла:
«Милый Колечка, я беременна,
От тебя это скрыть не смогла…»

Тут как громом меня ошарашило:
Ведь я видел ее только раз.
Уверял ее, умолял ее,
Но не спас меня этот отказ.

Протокольчики, через милицию,
Через месяц повестка была.
На суд вызвали обвиняемым,
«Губки бантиком» тоже пришла.

Говорил судьям — не поверили:
«Надо раньше за этим смотреть!»
Вот за эти-то губки бантиком
Припаяли платить одну треть!

От хорошеньких милых девочек,
Как от стенки горох, я лечу.
За чужой-то грех губкам бантиком
Сто пятнадцать целковых плачу!

Позже появилось много песен, исполнявшихся на мотив «Кирпичиков», но текстуально практически потерявших связь с оригиналом. Так, Алексей Охрименко создал цикл юмористических песен, излагающих сюжеты классических произведений мировой литературы в форме «блатных» песен — на мелодию «Кирпичиков» он положил сюжет «Ромео и Джульетты». Переделки этой песни появлялись в годы Великой Отечественной войны и в послевоенное время. Лишь в 70-е годы популярность «Кирпичиков» и песен на их основе начала спадать.

Поздние перетекстовки и песни на мелодию «Кирпичиков»

Военный вариант.

В одном городе жила парочка,

Он был шофер, она — счетовод,
И была у них дочка Аллочка,
И пошел ей тринадцатый год.

Вот пришла война. Мужа в армию
Провожала жена на вокзал…
Распростившися с женой верною,
Он такие слова ей сказал:

«Ухожу на фронт драться с немцами,
И тебя, и страну защищать,
А ты будь моей женой верною
И старайся почаще писать».

Вот уж год война, и второй война,
Стала мужа жена забывать:
С лейтенантами и майорами
Поздно вечером стала гулять.

«Здравствуй, папочка, — пишет Аллочка. —
Мама стала тебя забывать.
С лейтенантами и с майорами
Поздно вечером стала гулять…

Здравствуй, папочка, — пишет Аллочка. —
А еще я хочу написать,
Что вчерашний день мать велела мне
Дядю Петю отцом называть».

Получив письмо, прочитав его,
Муж не стал уж собой дорожить.
И в последний бой пал он смертию
И сейчас он в могиле лежит.

Ах вы, женушки, вы неверные,
Муж на фронте, а вы здесь гулять!
Война кончится, мужевья придут
Что вы будете им отвечать?

Я кончаю петь. Не взыщите вы,
Что у песни печальный конец.
Вы еще себе мужа встретите,
А детям он неродный отец

«Как на кладбище Митрофаньевском»

Вы послушайте, добры граждане,

Я какую вам песню спою,
Как на кладбище Митрофаньевском
Отец дочку зарезал свою.

Мать, отец и дочь жили весело,
Но изменчива злая судьба,
Надсмеялася над малюткою:
Мать в сырую могилу ушла.

После матери отец дочь любил,
Но недолго та шла благодать.
Он нашёл себе жену новую:
— Надя, Надя, вот будет нам мать!

Неродная мать ненавидела
Малолетнюю дочку сперва.
Но ни в чём её не обидела,
Только мужу задачу дала:

— Всей душой люблю тебя, миленький,
Только жить мне с тобою невмочь!
Говорить тебе даже совестно,
Жить на свете мешает нам дочь!

Ты убей её иль в приют отдай,
Только сделай всё это скорей.
А не сделаешь — я уйду тогда,
Мне одной будет жить веселей!

Мысли дерзкие пали в голову,
Перестал отец дочку любить.
В детский дом отдать было совестно
И решил отец дочку убить.

Жаркий день стоял, духота кругом,
Отец дочь стал на кладбище звать.
Не хотелось ей вместе с ним идти,
Но хотелось могилку убрать.

— Подойди ко мне, дитя милое,
Я хочу тебе слово сказать!
Подошла она, как отец велел,
Вспоминая умершую мать.

Подошла к нему — лицо бледное,
Тут послышался слабенький крик,
Кровь тут алая по земле течёт,
Он, убийца, над трупом поник.

Шуточная о Шестидневной войне 1967 года.

На Синайском на полуострове,

Где лежит государство Израиль,
Положение очень острое,
Потому что воинственный край.

Там евреи не дружат с арабами,
Дело даже доходит до драк.
Прекратить давно уж пора бы им
Этот ближневосточный бардак!

Среди этой всей перебраночки
Вдруг два сердца забилися в лад.
А она была египтяночка,
А он был израильский солдат.

Крепко спали в ту ночь пограничники,
Обманул их еврей-генерал,
И по камешку, по кирпичику
Растащили Суэцкий канал.

Неизвестно, сколь б всё это длилося,
Но прослышал про это Насер,
Исключительно он обиделся,
Жалобу написал в Эсэсэр:

«Нету сладу, мол, с межебойцами,
Все пустыни у нас отберут!
Помогите, мол, добровольцами,
Не сочтите, товарищ, за труд!»

Но вокруг ничего не менялося,
Не кончался еврейский полон,
Пока слёзная эта жалоба
Наконец не попала в ООН.

А в ООНе той была сессия,
Набежало неразвитых стран…
И евреям тут стало невесело,
Как раскрылся их подлый обман.

На Синайском на полуострове

Был убит израильский солдат.
Египтяночка слёзы горькие
Проливала три года подряд.

х, война, что ж ты, подлая сделала,
Вместо свадеб разлуки и дым…
Мы хотим любить египтяночек,
А агрессиев мы не хотим!

Пародия на «вагонные песни»

Люди добрые, посочувствуйте —

Человек обращается к вам:
Дайте молодцу на сугрев души…
Я имею в виду на сто грамм!

Не покиньте меня в этот трудный час —
Я ж вас всех бесконечно люблю,
Скиньтесь, граждане, по копеечке…
Я имею в виду по рублю!

Если нет ни в ком сострадания
И сочувствия нету ни в ком,
Покарай же их рукой, Господи…
Я имею в виду кулаком.

К сожалению, нету времени —
Я в другие вагоны иду.
Песня близится к заключению…
Ничего не имею в виду!

Свой вариант пародии в 1997 году озвучила ОСП-студия:

Есть завод у нас на окраине

Выпускает машину "Москвич"

Но машина та нехорошая -

Ездит, как на колёсах кирпич.

И провёл Лужков реконструкцию,

И поставил мотор от "Рено"

Изменили мы всю конструкцию -

Всё равно получилось... "Москвич"!


Сообщение отредактировал rubas63 - Среда, 14.01.2015, 16:38
 
КонсулДата: Среда, 14.01.2015, 19:32 | Сообщение # 6
Гетман
Группа: Администраторы
Сообщений: 2801
Репутация: 5000
Статус: Offline
rubas63, благодарю, всё это очень познавательно! drinks По поводу песни "Здравствуй, чужая милая!" хотел бы внести некую дополнительную информацию. Сразу оговорюсь, что у меня нет никаких фонограмм и прочих документов, что бы её как-то обосновать, так что прошу просто поверить этому моему рассказу.
Дело было в самом начале 1990-х, скорее всего - конец 1991, начало 1992 года. У нас на работе был постоянно включён радиоприёмник. И, вот во время обеденного перерыва я сидел рядом с ним и слушал от нечего делать передачи. В этот раз передача действительно оказалась интересной. Рассказ о шёл о каком-то генерале КГБ, который в свободное время от своих прямых служебных обязанностей писал стихи, которые позднее стали якобы "народными", на которые была написана музыка. Несколько песен мне совсем не запомнились, но в самом конце передачи прокрутили "Чужую милую", текст был близок к варианту Северного, по версии автора передачи эту песню написал этот самый генерал. Фамилию его сейчас уже вспомнить не могу. Скажу лишь, что после этого нигде с информацией подобного рода я не сталкивался.
 
rubas63Дата: Среда, 14.01.2015, 20:29 | Сообщение # 7
Есаул
Группа: Пользователи
Сообщений: 352
Репутация: 915
Статус: Offline
В КГБ служили много очень образованных людей! Интеллигенты , с хорошим воспитанием . Мы же все знаем ,что
некоторые из них тайно помогали гонимым писателям и поэтам .
Слухи на пустом месте не вырастают.
 
rubas63Дата: Четверг, 15.01.2015, 08:01 | Сообщение # 8
Есаул
Группа: Пользователи
Сообщений: 352
Репутация: 915
Статус: Offline
БАТАЛЬОННЫЙ РАЗВЕДЧИК .

Я РОДСТВЕННИК ЛЁВЫ ТОЛСТОГО,НЕЗАКОННОРОЖДЁННЫЙ СЫН.

ХОДИТ ГАМЛЕТ С ПИСТОЛЕТОМ.

АЛЕКСЕЙ ПЕТРОВИЧ ОХРИМЕНКЮ . Один из основателей, один из праотцов современного направления, которые мы называем или авторская песня, или самодеятельная песня, или просто бардовское творчество.
Алексей Петрович Охрименко, автор бессмертного и практически безымянного ''Батальонного разведчика''.
Мне ( Нателла Болтянская) как-то посчастливилось побеседовать с Алексеем Петровичем, он называл свои произведения своего рода ''литературно-музыкальными комиксами''.
Песни известны настолько широко, что многие из них стали действительно народными, и очень многие, поющие эти песни у костров, дома или сидящие в зале и слушающие их в чьем-то исполнении, даже не подозревают, что у них есть авторы. Я хочу немножко исправить эту несправедливость и два слова сказать про Алексея Петровича Охрименко. Он родился в 1923 году, умер в 1993. Еще в школе он познакомился с Сергеем Кристи и Владимиром Шрейбергом, очень многие песни, которые мы сейчас называем песнями Охрименко, написаны именно этой троицей. Писали они песни вместе недолго, с 1947 по 1953 год - то время, когда они находились в Москве и еще не разъехались по городам и весям страны.
Именно тогда и родились песни. И вот сейчас я буду называть названия, повторяю, истинно народных песен. Ну, ''Батальонный разведчик'', ''Лев Николаевич Толстой'' (помните - ''не ел он ни рыбы, ни мяса, ходил по аллеям босой''?), ''Отелло, мавр венецианский'' , ''Гамлет'' и многие другие. Авторство этих песен было возвращено спустя практически 40 лет - в начале 90-х годов они были опубликованы и Алексей Охрименко до своей смерти успел выступить с небольшой серией концертов и воспользовался, наконец-то, вполне залуженной славой.


Сообщение отредактировал rubas63 - Четверг, 15.01.2015, 17:55
 
rubas63Дата: Четверг, 15.01.2015, 08:43 | Сообщение # 9
Есаул
Группа: Пользователи
Сообщений: 352
Репутация: 915
Статус: Offline
ОТ ЗЛОЙ ТОСКИ.

АЛЕКСАНДР ГОРОДНИЦКИЙ.
Об Александре Городницком (Андрей Гаврилов)можно книгу писать, как, впрочем, и о многих других бардах первого поколения. Александр Моисеевич Городницкий родился в 1933 году в Ленинграде, в Москве он живет с 1972 года. Он пережил блокаду в Ленинграде и там же окончил факультет геофизики Ленинградского Горного института. Он по специальности геофизик, океанолог и, можно добавить, поэт. Почему я тут запнулся, потому что в нескольких официальных биографиях Городницкого слово ''поэт'' стоит именно в конце перечня его специальностей, хотя, видит бог, я бы это поставил на первое место, при всем уважении к его научной работе. Александр Городницкий работал в НИИ геологии Арктики, он был в геологических партиях в районе Игарки, он был начальником геологического отряда в Туруханском крае.
(Как все зацикливается — именно эта фраза ''в Туруханском крае'' звучит в одной их песен гениального барда Юза Алешковского. Я называю его гениальным отнюдь не для того, чтобы противопоставить другим бардам, а пусть меня все поймут правильно, это просто восторженное прилагательное, восторженный эпитет, ничего больше).
С 1962 года он плавал на исследовательских судах и принимал участие во многих океанологических экспедициях. Это важно отметить, потому что во многих его песнях есть иностранные мотивы, которые довольно редко встречаются в бардовской поэзии, в бардовской песне. Знаменитое ''Над Канадой небо синее'' стало результатом одной из таких экспедиций. Александр Городницкий - доктор геологических и минералогических наук, профессор, академик Российской Академии естественных наук. Песни он пишет с 1953 года, первая песня у него была ''Геофизический вальс''.
Мы только что слушали одну из тех песен, благодаря которым барды так легко могут быть причислены к разряду инакомыслящих. Песня называется ''От злой тоски''. У Городницкого далеко не все песни имеют политическую окраску. Я сейчас не могу сказать, есть ли хоть один бард, у которого все песни абсолютно политические, но песня ''От злой тоски'' явно, мне не хочется все время это повторять, но явно относится к числу инакомыслия, потому что, кто еще мог в то время писать про Магадан как место ссылки? Понятно, что эта песня получила мгновенное распространение по всей стране, правда, без фамилии автора. Известно, что есть люди, которые, когда Городницкий приехал на Колыму, водили его, показывали ему могилу автора этой песни. Могу себе представить.... нет, не могу себе представить его ощущение - он смеялся в душе, он радовался в душе, когда получил такую всенародную известность. Короче говоря, легенда о народном поэте, сгинувшем на Колыме, сопровождает Городницкого всю его жизнь.
 
rubas63Дата: Четверг, 15.01.2015, 08:53 | Сообщение # 10
Есаул
Группа: Пользователи
Сообщений: 352
Репутация: 915
Статус: Offline
Я В ВЕСЕННЕМ ЛЕСУ ПИЛ БЕРЁЗОВЫЙ СОК.

ЕВГЕНИЙ АГРАНОВИЧ.

Свою самую знаменитую песню Евгений Агранович написал на заказ.
— После войны я все-таки окончил Литинститут, — снова вспоминает Агранович. — Работал корреспондентом в одной скромной редакции. Много ездил в командировки. Писал большими полосами. Но однажды что-то сострил в курилке по поводу борьбы с космополитизмом. Моментально настучали, в компании нашелся дятел. Из газеты вылетел с треском. Хорошо, что хоть на улицу, а не на лесоповал. Так я оказался на киностудии имени Горького в дубляжном цехе. Моя должность называлась «автор русского текста песен дублируемых картин». До меня там работал Михаил Аркадьевич Светлов. Он полученный по договору аванс употребил на очень хороший пятизвездочный коньяк. Аванс вернуть не смог, а писать сценарий отказался наотрез. И его посадили. В тот же самый дубляжный цех. Он довольно грамотно и пристойно субтитры эти переводил. Как только сумма заработка сравнялась с его долгом, он, буквально на той же строке, встал, откланялся и удалился. Я же для студии был такой находкой, как и они для меня. Высовываться же мне было никак нельзя. И так еле-еле выскочил.
К 1954 году Евгений Агранович уже обжил павильоны на киностудии имени Горького основательно. И режиссер, который снимал шпионский детектив «Ночной патруль» с Марком Бернесом в главной роли, заказал песню для героя Марка Бернеса. Бернес рвался ее исполнить в кадре. Но руководство киностудии знаменитую сегодня «Я в весеннем лесу пил березовый сок…» не приняло.
— В нашем консервативном кинематографе, если вы один раз удачно сыграли бандита, то будете играть бандитов до седых волос, — опять иронизирует Евгений Данилович. — Я же монопольно 12 лет делал русский текст песен всех дублируемых картин. Куплеты из «Возраста любви» с Лолитой Торрес, из «Бродяги» с Раджем Капуром — все мои. Вся страна пела. Когда же дирекции сообщили, что переводчик стихов Женька Агранович написал песню, то они очень удивились. Вместо меня одного на эту работу пригласили известного композитора и, пожалуй, лучшего в те годы поэта-песенника. Сочинили. Марк Бернес ее спел. Эта песня забывалась сразу после того, как она прозвучала. А мою песню, которая в фильм не пошла, я привычно пустил по магнитофонам и компаниям.
— Неужели слова о ненаглядной певунье, с которой посчастливилось ночевать в стогу, придумываются на заказ? — спрашиваю я. — «И вино кабаков, и тоску лагерей…» — такое разве на заказ пишется?
— Идея такой песни в моей голове и душе носилась еще с фронта, — объясняет Агранович. — Просто ее воплощение я все откладывал. Неохота было в стол работать. Меня, например, спрашивали: «Вот ты пишешь от первого лица. Неужели ты видел «бразильских болот малярийный туман»? Я «бразильских болот малярийный туман», конечно, не видел. Зато видел людей, которые оттуда возвращались. И разговаривал с ними. Ведь в войсках Рокоссовского, где я служил, никакой СМЕРШ не мог запретить ставить «перемещенных лиц» в строй, чтобы и у них был шанс искупить в боях свою вину.
Песня «перемещенных лиц», как называл ее в те годы автор, вышла из полуподполья неожиданно. Лет через пятнадцать после создания. На Байкале. Во время дождя, который вынудил съемочную группу укрыться в нетопленой бане. Под рукой оказалась гитара. Когда одна из актрис спела «Я в весеннем лесу…», режиссер Вениамин Дорман чуть ли не до потолка подпрыгнул: «Где взять слова? Кто автор? Это же песня для моего следующего фильма». И услышал в ответ: «Не психуй. Автор перед тобой». И все посмотрели на Аграновича.
После того как на экраны вышел приключенческий фильм «Ошибка резидента», о судьбе одного из пропавших сыновей Родины-матери пела уже вся страна.
Имя Евгения Аграновича попало даже в титры. Но песню быстро стали приписывать известному актеру, который исполнил ее в кадре. Авторство Евгения Аграновича никто, конечно, не отрицал. Его просто замалчивали.
 
fathezzzДата: Четверг, 15.01.2015, 16:53 | Сообщение # 11
Сотник
Группа: Пользователи
Сообщений: 175
Репутация: 128
Статус: Offline
Цитата rubas63 ()
БАТАЛБОННЫЙ РАЗВЕДЧИК .

Исправьте название..))


..а хорошо жить ещё лучше!
 
rubas63Дата: Четверг, 15.01.2015, 17:57 | Сообщение # 12
Есаул
Группа: Пользователи
Сообщений: 352
Репутация: 915
Статус: Offline
fathezzz.Спасибо! drinks

Сообщение отредактировал rubas63 - Четверг, 15.01.2015, 17:57
 
rubas63Дата: Четверг, 15.01.2015, 18:58 | Сообщение # 13
Есаул
Группа: Пользователи
Сообщений: 352
Репутация: 915
Статус: Offline
ПОСТОЙ,ПАРОВОЗ.

О Николае Ивановском и песне «Постой, паровоз» фрагмент из книги «Путеводитель по русскому шансону»



Вот, хотя бы, к примеру, история с песней "Постой, паровоз" и ее автором Николаем Николаевичем Ивановским. Случилось так, что когда он в 1996 году заявил о своем авторстве (а у него в рукописях таких "Паровозов" еще добрый десяток наберется и они ждут своего исполнителя), то многие отнеслись к этому с большой долей скепсиса, разразились жаркие публицистические баталии. Причем, Николай Николаевич не требовал ни признания, ни денег за авторство, а уж гонорары от исполнения этого хита составят немалую сумму, он просто об этом рассказал.

В тот горячий период столкновения мнений и авторов я отмолчался, а теперь, когда страсти поостыли, хотел бы озвучить некоторые свои мысли на эту тему. Монографий о лагерном фольклоре при Советской власти не писали, а только сочиняли материал, чтобы потом было что изучать, вот теперь и стараемся. Часто все остается на уровне эмоций, домыслов и догадок, а вот факты таковы.… Даже не знаю с чего начать, хронология и история вопроса такова…
Постой, паровоз, не стучите, колеса.
Кондуктор, нажми на тормоза:
Я к матушке родной с последним поклоном
Хочу показаться на глаза.

Не жди ты, мать, сыночка, беспутного сына,
Не жди ты, мать, сыночка никогда:
Его засосала тюремная трясина,
Он с волею простился навсегда.

Пройдут мои годы, как талые воды,
Пройдут мои годы, может, зря.
Не ждет меня радость, клянусь тебе свободой,
А ждут меня по новой лагеря...

(Ивановский Н.Н., 1946 г.)

Думаю, что многие несколько удивятся, но это и есть авторский или, как еще иногда говорят, "канонический" вариант песни. Кажется, кого-то несколько смутит краткость песни, а у других на слуху, наверняка, другой вариант, это ничего. Всего вариантов наберется десятка полтора-два, есть, действительно интересные, а есть из категории "и я тоже хочу спеть". Мне даже попался вариант, в котором повествование от лица девушки, написана песня в стиле "Кирпичиков" эпохи НЭПа с невообразимым применением фени. Ну, да ладно, поехали дальше.

В 1958 году в Перми издается роман В. Астафьева "Тают снега" (первое издание), где приводится такой вариант 1-ого куплета из песни "Постой, паровоз":
Вот тронулся поезд
В далекую сторонку,
Кондуктор, нажми на тормоза!
Я маменьке родной
С последним поклоном
Хочу показаться на глаза…

В романе также упоминается, что эта песня местная и старинная. Мне почему-то думается, что автор несколько покривил душой, ведь написать, что она современная и лагерная, не смог бы, не те были времена. В конце концов, это всего лишь роман, вымысел, а не мемуары или публицистическая проза, тут достоверность на втором плане. А в предисловии следующего издания (Пермь, 1962 г.) говорится: "Для нового издания романа автор внес в него ряд исправлений…". Тут я кратко прокомментирую: в первом варианте по смыслу романа упоминается, что песня о девушке, ожидающей друга, а во втором - про разлюбленную девушку, которая сама отправляется в путь (разница, как видите, небольшая). Второй вариант оставлен как окончательный, правда, слова песни там незначительно изменены, то же самое вошло и в издание 1997 года (15-томное Собрание Сочинений).

Одна из первых записей на пленке песни "Постой, паровоз" (во всяком случае широко известных) относится к началу-середине 1960-х годов в исполнении Владимира Семеновича Высоцкого, который тогда записал огромное количество лагерных песен (диска три-четыре наберется). Кстати, интересно, это же московские дворы, там пели такое (!), впрочем, амнистия 1953 года уже была… Правда, начинается там песня словами:
"Летит паровоз по долинам и взгорьям,
Летит он неведомо куда;
Мальчонкой назвался я жуликом и вором
И жизнь моя вечная игра".

Такой же вариант поет и А. Северный на концертах 1975 и 1977 годов, что дает возможность предположить, что, либо, они пользовались рядом стоящими источниками, либо Северный просто перепел вариант Высоцкого.

Маленькое уточнение: "Исходно "По долинам и по взгорьям" был маршем сибирских стрелков времен первой Мировой войны со словами "Из-за гор-лесов дремучих…", позднее на эту мелодию и были написаны песни "По долинам и по взгорьям" и "Марш дроздовцев". Именно в такой последовательности.

Каким образом к началу "Постой, паровоз" "прилип" совершенно чужеродный куплет, неизвестно. Потому что в 1950-60-х годах, в Москву приехала Дина Верни и услышала песню, которую в 1975 году и спела на своем знаменитом диске "Блатные песни", куплетов там было больше и имелась развернутая история и даже с некоторым относительным сюжетом и развитием событий. Но "По долинам…" исчезло. Кстати, потом вариант с "Долинами…" практически нигде не встречается. Думается, что к диску Верни надо относиться серьезнее, не только как к песенной и исполнительской классике жанра, но и как к свидетельству времени.

В романе Михаила Демина "Блатной" упоминается такой факт, что сам Демин услышал песню "Постой, паровоз" и дополнил (вероятность этого факта оставим на совести автора) ее своим куплетом со словами:
"Лети, паровоз по долинам и взгорьям,
Летит он неведомо куда…".

Что ж, теперь мы знаем, откуда и где был "пришит" чужеродный куплет. Если учитывать тот факт, что сам Демин попал в тюрьму только в середине войны (год 1942-43), а переделка свершилась спустя некоторое время (конкретно он не упоминает), то можно предположить, что это песня была услышана в лагере и там же переделана, а это был год 1946-47. То есть то самое время, когда она и появилась. Можно сказать, что я подтасовываю факты, что ж, это будет справедливо, но я высказываю свою личную точку зрения.

Почему вдруг революционная песня получила вторую жизнь в песне блатной? Скажем так, что переделками занимались (да и занимаются) многие и много (простите за каламбур), но тут сработала такая вещь, как идеология. Во времена Гражданской войны "красные" пели:
"Эх, яблочко, куда ты котишься,
В лапы к белым попадешь -
Не воротишься…"

Соответственно, что "белые" пели совершенно другое, то есть песня осталась та же, но яблочко уже попадало к красным. Известный хит "С одесского кичмана" во время Великой Отечественной войны имел начало "С берлинского кичмана" и пелось это государственным (по статусу) певцом с официальной сцены. Видимо, и Демин решил этим воспользоваться и из песни революционной сделал то, что мы и видим. Нужно отметить, что размер стиха по сравнению с оригиналом, который имел почти частушечное строение, был, мягко говоря, изменен.

Надо еще упомянуть и тот факт, что когда вышел фильм "Операция "Ы"", где песню исполнил Юрий Владимирович Никулин и компания, то ее "узнала" вся страна, лучшей рекламы и не надо. Правда, там приписали новый третий куплет, но это было сделано в интересах сюжета. Рассказывают, что песню для исполнения в фильме предложил сам Никулин, она была в его записных книжках (это только версия), где и когда он ее записал - мне неизвестно.

Потом кто только не пел и не переделывал "Паровоз", а в 1998 году в книге Майкла и Лидии Джекобсон "Песенный фольклор ГУЛАГА как исторический источник (1917 - 1939)", Москва, Современный гуманитарный университет, на стр. 321 опубликован следующий вариант песни:
Стойте паровозы, колеса не стучите,
Кондуктор, поднажми на тормоза.
К маменьке родимой в последнюю минуту
Хочу показаться на глаза.

Не жди ты, моя мама, красивого сыночка.
Не жди он не вернется никогда,
Его засосала тюремная решетка,
Он с волей распростился навсегда.

Хевра удалая, смелая, блатная,
Та, которой жизнь трын - трава,
Все мои Кирюхи, вся семья большая,
Едет на гастроли в лагеря.

Что ж нам еще делать, мальчикам горячим?
Семьи наши высланы в Сибирь.
Мы же ухильнули, работнули дачу,
И за это гонят в Анадырь.

Вечно не забуду маму дорогую,
Знаю, будет чахнуть, горевать по мне.
Ведь ее сыночков, всю семью большую,
Раскулачка гонит по земле.

(сохранена орфография и пунктуация)

В примечаниях указано, что текст этот взят из коллекции Александра Варди, эмигранта, многие годы собиравшего фольклор сталинских лагерей. Рукопись ныне хранится в Университете Стэнфорда. На полях рукописи стоит пометка "Магадан, 1939 г.", где сам автор заметок отбывал срок (1939-1941).

В Гуверовском институте находится архив Бориса Николаевского, в котором хранится работа Владимира Юрасова "Песня в советских тюрьмах и лагерях". Работа была написана в 1950 г., в ней приводится вариант песни с первой строкой "Летит паровоз по долинам и селам…". Юрасов с 1938 по 1941 находился в лагере, воевал, после войны через Восточную Германию бежал на Запад, с 1951 в США, редактор журнала "Америка", комментатор радиостанции "Свобода".

С приведенным вариантом и информацией о нем можно поспорить по нескольким пунктам:

- объяснять, что 1939 год был самым черным и жестоким в колымском крае никому не надо. И вот в это время филолог записывает воровские песни и передает (или носит с собой) на волю филологические труды?.. Маловероятно, практически невозможно. Поэтому можно предположить, что записывалось это гораздо позднее, возможно, что уже в Америке и как следствие - наслоение текстов и некоторая путаница.

- "кирюхи" пишутся с маленькой буквы, это имя собственное, фактическая ошибка. Да и как-то перегружены последние три куплета "феней", я бы сказал, что просто отяжелены ею к месту и не к месту.

- о фене. Здесь упоминается, что "Мы же ухильнули, работнули дачу и за это гонят в Анадырь". Перевожу дословно: "Мы убежали, ограбили дачу (?) и за это нас в Анадырь". (Дача, передачка - 1. Передача в тюрьму; 2. ИТК, СИЗО; 3. тюрьма). Что-то здесь не вяжется, вроде как грамотно используется феня и вдруг такая нестыковка?! С логикой тут плохо, но дальше лучше: "… всю семью большую раскулачка гонит по земле" - полная несуразица, при чем тут воры с крестьянским происхождением?! Вообще непонятно, уголовным песням обычно не свойственна политическая подоплека. Опять возникает смутное чувство, что это чужеродные "пришитые" куплеты из какой-то другой песни. Или же то, что я называю "утяжеление текста жаргонизмами" и совершенно не к месту и не по смыслу.

- и еще, в последнем куплете говориться, что мать будет по сыну сохнуть, но в предыдущем куплете говориться о том, что "семьи наши высланы в Анадырь". Еще одна нестыковка, не явная, "сохнуть" можно и в лагере по сыну, но как-то не очень все это вяжется.

Можно сделать предположение, что три последних куплета в этом варианте более поздняя дописка-стилизация под блат или песне "пришили" рукава от другого "шедевра". Кажется, были какие-то песни на тему раскулаченных крестьян в собраниях петербургского филолога Лурье. Кстати, у него есть записи песен, певшихся в 1970-х годах в лагерях и в среде малолеток в СССР, "Постой, паровоз" там есть в обычном, без "По долинам и по взгорьям" варианте.

И еще, не надо забывать некоторую удаленность временную и расстояний между предметом изучения и изучаемым, что могло повлечь за собой ошибки и описки. У меня есть такое мнение, может оно и неправильное, но от фольклора 1930-1940-х годов мало что, в действительности, осталось - все в топке лагерей сгорело, если не все, то большая толика. С работой Владимира Юрасова, которую он писал в 1950 году, не совсем все ясно, для этого надо смотреть саму рукопись с датой написания.

В 2001 году в своей книге "Блатные песни" Фима Жиганец пишет буквально следующее: "...В уголовном мире это произведение известно ещё в 1920-30-е годы. Как и многие другие, "Летит паровоз" является переработкой известной до революции песни "Вот тронулся поезд в далёкую сторонку" (нынче она сохранилась, пожалуй, только в репертуаре Жанны Бичевской). В оригинале речь идёт о солдате, которому дали отпуск для прощания с матерью перед отправкой на фронт:
"Вот тронулся поезд в далёкую сторонку -
Кондуктор, нажми на тормоза:
Я к маменьке родной с последним поклоном
Хочу показаться на глаза.

Летит паровоз по долинам и горам,
Летит он неведомо куда;
Я к маменьке родной заеду ненадолго,
А срок мне представлен на три дня.

- Прости меня, мама, прости, дорогая! -
Вот всё, что я маме скажу.
Теперь я не знаю, в которую минуту
Я буйную голову сложу..."

Солянка, мягко говоря, замечательная: первый куплет, упоминающийся вариант в романе Астафьева, второй из Высоцкого, третий… Ну, будем считать, что народный. Жиганцу и его книге я, скорее всего, посвящу отдельную главу и время, а сейчас займемся этим вариантом.

Никакого прямого, и даже косвенного указания, что песня имеет отношение к солдату или фронту, только какая-то мифическая "дальняя сторонка" упоминается. Если эта песня старинная, то почему ее нет в репертуаре певцов начала 20-го века ни у советских, ни у эмигрантов?! В период 1-й мировой войны были популярны патриотические песни, но и среди них "Вот поезд тронулся" или нечто схожего по смыслу и тексту найти не удалось. Почему?

Может, ее просто тогда еще не написали?!

Попробуем разобраться. Я не поленился и пролистал "Русские народные песни" (достаточно обширный труд, около 300 текстов), там есть раздел "Солдатские и рекрутские песни", но ничего похожего на вариант Ж. Бичевской найти не удалось. И потом, говорил я уже как-то: нельзя относится к исполнителю, как к авторитетному источнику сохранения текста. Каждый исполнитель интерпретирует песню по своему усмотрению (так делали и Северный, да и многие другие), или исполняет ее так, как он ее услышал… или как ему предложили некий вариант (кто-то его слышал или переделал самостоятельно). Задача исполнителя, прежде всего, хорошо и грамотно петь, а не заниматься фольклорными и другими исследованиями. Жанна Владимировна, в принципе, никогда особо себя и не обременяла точностью исполнения текста, да и с авторами у нее вечно сложности. Даже простые и известные тексты она умудряется изменять и переделывать, на мой взгляд, исполнитель должен обращаться с песней бережнее. Легко заявлять (она частенько это делает, а ее слова начинают повторять и другие), что она знает того или иного автора тех песен, которые исполняет, но совсем иное - вынести эти имена на обложку выходящих дисков, да и… и заплатить авторские. Кстати, имен-то она, кстати, и не называет…

Как бы мы все ни ахали и не возмущались, но пока авторство "Поручика Голицына" официально остается за маэстро Звездинским, который уже не раз себя скомпрометировал в глазах слушателей и ценителей шансона. Тут должно РАИС (или РААП) взять и "расприватизировать" творчество этого господина; все суды, которые были возбуждены против певца живущими авторами - были Звездинским проиграны. Но мы не о том….

Есть еще один интересный момент с Бичевской, в 1999 году на "MOROZ Records" выходит антология с названием "Старые русские народные деревенские и городские песни и баллады", если мне не изменяет память, то на пяти или шести дисках. Так вот, выборочно: на 1-м диске Бичевская числиться автором одной песни, на 3-м - (внимание!!!) аж пяти и одна за именем Г. Пономарева. И ладно б, если только музыки, так еще и слов, вот вам и народная песня, да еще и в стиле кантри некоторые шедевры выданы…

Поэтому, ссылку на творчество Ж. Бичевской (у Ф. Жиганца и вообще) можно отмести, как несостоятельную версию, слишком уж она тут зыбкая.

Упоминание в романе Астафьева? Ну, скажем так, он упоминает песню для завязки-связки текста, упоминает тот вариант, который от кого-то слышал, тут он не играет роль аргумента ни "за", ни "против". Только то, что после второй мировой войны песня уже была (!). Внимательно проштудировал мемуары Варлама Шаламова и труд Д. Лихачева, который он писал на Соловках (!) в 1920-30-х годах о блатной песне, а также записки А. Синявского "Отечество. Блатная песня". Но следов "Постой, паровоз" там не обнаружил, можно сделать теоретический вывод, что песня могла появиться только в 1940-50-х годах, потому как все эти работы охватывают именно довоенный период. Работа Синявского, впрочем, охватывает период 1960-х годов, но и там нет "Постой, паровоз". Почему я отсылаю к этим работам?! Они все - документальное свидетельство Эпохи ГУЛАГа.

В репертуаре эмигрантов песня эта появилась где-то в 1970-х годах, то есть с валом "третьей волны", во всяком случае более ранних вариантов, чем 1960-х годов никто не исполнял. Ни Димитриевичи, ни кто бы то ни было, ее не исполняли. Почему бы это?

Поэтому из всего выше изложенного предлагаю считать Николая Николаевича Ивановского автором песни "Постой, паровоз". Сам он говорит, что написал ее на чужую мелодию, а вот слова его. Что является вероятным: песня появилась на слуху уже после войны (Ивановский называет 1946 год), костяк сочинил Н.Н. Ивановский, а все что мы знаем и слышали - поздние дописки и вариации.

ps. Никто же, в конце концов, не подвергает сомнениям тот длинный перечень шедевров об Одессе-маме, которые приписывает себе Е. Агранович, это, конечно же не аргумент, а так… мысль вслух. Положимся на порядочность автора (Ивановского), тем более, что основные данные и факты говорят в его пользу.


© 2002г., М.Н. Дюков
 
rubas63Дата: Четверг, 15.01.2015, 19:02 | Сообщение # 14
Есаул
Группа: Пользователи
Сообщений: 352
Репутация: 915
Статус: Offline
ПОСПЕЛИ ВИШНИ В САДУ У ДЯДИ ВАНИ.

И в Крыму, и в Магадане «Поспели Вишни дяди Вани»

В 35-летие народного шлягера его создатель
наконец-то получил авторские права

Песню "Поспели вишни в саду у дяди Вани" поет весь отечественный шансон: Аркадий Северный, Михаил Шуфутинский. В русских ресторанах она входит в обязательный репертуар. На дисках и кассетах в создателях "Вишен" ходит народ. А между тем настоящий автор живет в Днепропетровске. И зовут его Григорий Гладков. На днях, к 35-летию шлягера, он после долгих мытарств сумел получить авторское свидетельство на "народный" хит.

- Под вишнями подразумеваются черешни: обычные вещи в Никополе никто бы воровать не стал, - рассказывает Григорий Евгеньевич. - А во-вторых, эту песню действительно написал я. - Было это в 1968-м, - вспоминает он и показывает обычную тетрадь в клеточку, где полудетским почерком записаны стихи. - Черешни в тот год было много, Григорий Гладковкак и дядь Вань, у которых мы их воровали. Это образ собирательный. А вот тетя Груня была одна на всю улицу. Один такой налет на соседские деревья и песню "Сельские мотивы" и вошел. "Поспели вишни…" шлягером стала неожиданно. Гладков напел ее приятелю - старшекурснику мединститута. Тот исполнил в ресторане, где подрабатывал "лабухом". Так и пошла она гулять по стране, пока не докатилась до Магадана. В столицу Колымского края ее отвез тоже ресторанный гитарист - гостил в Днепропетровске, зашел в ресторан, запомнил. В 1970 году в ресторане "Северный" ее впервые исполнил Михаил Шуфутинский. Певец об авторе шлягера не знал. Поэтому и написал в своей книжке: песня, мол, из Магадана. Потому что в том тексте, который он услышал в Магадане, место такое обозначено - Марчекан, где была баня. А Марчекан - пригород Магадана. Только эти подробности уже не Гладков в песню дописывал, а народ, который "привязывал" ее к местному колориту. Недавно Григорий Гладков получил письмо, в котором оказалось свидетельство о регистрации авторского права на песню.
- Это мне Шуфутинский посоветовал. Надоело на словах доказывать, что именно я ее написал! - говорит Григорий Евгеньевич. По совету еще одного мастера шансона Григорий взял композиторский псевдоним.
- В Ялте мы встретились с Асмоловым. Он не то чтобы в мое авторство не поверил, а засомневался. "Напиши мне что-нибудь свое. Для сравнения". Взял я лист бумаги, набросал пару строф. "Да, - сказал тогда Асмолов. - Чувствую руку мастера. Только фамилия у тебя неудачная: Гладковых вон сколько. И все композиторы. Надо тебе псевдоним… Как твоя фамилия по матери?". Так стал Григорий Гладков Лиханским: песни бывшего доктора, а ныне директора днепропетровского рынка крутят FM-радиостанции, а когда узнают, что это он написал "Поспели вишни", тут же интересуются, сколько заработал?
- Да ни копейки! В юности музыканты ресторанов из уважения "поляну" накрывали. Так что удовлетворение от регистрации прав я получаю чисто моральное.


Владимир Стрельников
"Комсомольская правда"
06.06.2003 г
 
rubas63Дата: Четверг, 15.01.2015, 19:09 | Сообщение # 15
Есаул
Группа: Пользователи
Сообщений: 352
Репутация: 915
Статус: Offline
УЖАСНО ШУМНО В ДОМЕ ШНЕЕРСОНА.(Свадьба Шнеерсона).



«Жил в Одессе... талантливый поэт, знаток местного фольклора Мирон Ямпольский. Самой известной песенкой Ямпольского была, конечно, «Свадьба Шнеерсона»... Она обошла весь юг... Песенку о свадьбе Шнеерсона... мог написать только природный одессит...»
К. Паустовский
«Время больших ожиданий»

Свадьба Шнеерсона

Ужасно шумно в доме Шнеерсона
Се тит зих хойшех — прямо дым идет!
Там женят сына Соломона,
Который служит в Губтрамот.

Невеста же — курьерша с финотдела
Сегодня разоделась в пух и прах:
Фату мешковую надела
И деревяшки на ногах.

Глаза аж прямо режет освещенье,
Как будто бы большой буржуйский бал,
А на столе стояло угощенье,
Что стоило немалый капитал:

Бутылки две с раствором сахарина
И мамалыга с виду точно кекс,
Картошек жареных корзина,
Из ячки разные гебекс,

Жестяный чайник с кипятком из куба
И гутеса сушеного настой,
Повидло, хлеб Опродкомгуба,
Крем-сода с зельцерской водой.

На подоконнике три граммофона:
Один с кеквоком бешено гудит,
Тот жарит увертюру из «Манона»,
А третий шпильт дас фрейлекс лид.

Танцуют гости все в восторге диком,
От шума прямо рушится весь дом.
Но вдруг вбегает дворник с криком:
«Играйте тише, колет преддомком!»

Сам преддомкома Абраша дер Молочник
Вошел со свитою — ну, прямо просто царь!
За ним Вайншток — его помощник
И Хаим Качкес — секретарь.

Все преддомкому уступили место,
Жених к себе его тотчас позвал:
«Знакомьтесь, преддомком — невеста,
Арон Вайншток и Сема Качковал».

Но преддомком всех поразил, как громом,
И получился тут большой скандал.
«Я не пришел к вам как знакомый, —
он тотчас жениху сказал. —

Кто дал на брак вам разрешенье?
И кто вообще его теперь дает?
Я налагаю запрещенье!
Чтоб завтра ж был мине развод!»

Замашки преддомкома были грубы,
И не сумел ему жених смолчать.
Он двинул преддомкома в зубы,
И начали все фрейлекс танцевать.
 
Форум » ПУБЛИЦИСТИКА, ПЕРИОДИКА » Публикации, статьи, биографии исполнителей » КОГДА С ТОБОЙ МЫ ВСТРЕТИЛИСЬ?
Страница 1 из 6123456»
Поиск:

Copyright MyCorp © 2016